ЧТО ЗНАЧИТ: «ЛЮБИ БЛИЖНЕГО СВОЕГО»

 Представьте себе: на улице вы увидели, как с каким-то человеком стало плохо или, допустим, к нему пристают негодяи, но вы прошли мимо как ни в чем не бывало – а потом вдруг выясняется, что это был ваш родственник или близкий человек, которого вы просто в тот момент не узнали. Уж как тогда будет стыдно! Суть же этого примера заключается в том, что к другим надо относиться так, как если бы это были близкие нам люди.

В сказке Андерсена «Девочка со спичками» рассказывается про девочку, которая пыталась согреть себя, зажигая спички одну за другой. И с каждой вспышкой ей в ее детском воображении представлялись удивительные картины: теплая печь с блестящими медными шариками и заслонками, жирный новогодний гусь, который поднимается с тарелки и идет к ней, новогодняя елка с игрушками, покойная бабушка – так вплоть до того момента, пока она не замерзла. Ей всего лишь надо было обогреться, а никто не пришел на помощь. У Достоевского есть, кстати, очень похожий рассказ – «Мальчик у Христа на елке»: ребенок замерз, потому что холоден мир людей. Но ведь эти два литературных персонажа – отражение наших реалий, того жестокого отношения к ближним, которое рождается в эгоистичном и безжалостном сердце.

Люди еще бывают способны к героизму и самоотверженной помощи в исключительных обстоятельствах. Помню, как вместе с близким священником, отцом Сергием, и его тремя детьми мы ездили на святой источник в Малинники. На обратном пути, переезжая через железнодорожные пути, машина батюшки заглохла, и тут же закрылся шлагбаум, трезвоня о приближающемся поезде. Автомобиль категорически отказывался заводиться, времени на спасение оставалось не очень-то много. Возле шлагбаума стояли еще две машины, из которых сразу же вышли люди и помогли нам вывезти автомобиль с путей.

Если бы мы были так же внимательны друг к другу в своей будничной жизни! Собственно, христианство призвано преображать наши будни, и Христос проповедовал Евангелие, чтобы оно было реализовано не где-то в экстремальных ситуациях или на войне, куда далеко не всем нам дается попасть, а в наших буднях, в повседневном общении с ближними.

«Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга» (Ин. 13: 34), – вот слова Спасителя. Конечно, и в Ветхом Завете Господь повелевал любить ближних (см.: Лев. 19: 18, 34). Да и сама наша совесть, данная нам Богом, всегда свидетельствует о необходимости любви. Тем не менее, придя на землю, Господь обрел эту заповедь совсем забытой. Забываем ее и мы. Она и для нас, эта заповедь, всегда новая.

Любовь, принесенная в мир Христом, имеет и действительно новый, более возвышенный смысл – это любовь по примеру Самого Христа, жизнь свою полагающая за ближних.

Все мы, конечно, хотим, чтобы другие люди поступали с нами хорошо: были бы к нам добры, приветливы и услужливы. Вот именно так поступать с другими людьми призывает нас Спаситель: «Во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними» (Мф. 7: 12). Поэтому перед каждым своим поступком стоит подумать: я хочу сделать для другого человека то и то, а приятно ли было бы, если бы кто-то это сделал мне? Если сердце подскажет «да», тогда нужно делать, если же «нет», следует воздержаться.

А хотите определить, есть ли у вас любовь к вашему ближнему? Если у вас есть что-то очень нужное вам, и, когда это понадобится вашему ближнему, вы с радостью предложите ему, не ожидая взамен чего-либо, то вы любите ближнего. Причем это относится не только к какому-нибудь предмету, но и к самому времени, которого всем так не хватает и которым, конечно, всегда пожертвуешь ради того, кого любишь.

В «Достопамятных сказаниях» рассказывается, как однажды иноки в присутствии аввы Иосифа начали разговор о любви. Старец сказал: «Мы не знаем, что такое любовь. Вот образец любви: авва Агафон имел ножик, необходимый ему для рукоделия. Пришел к нему брат и, увидев ножик, похвалил эту вещь. Авва Агафон немедленно начал упрашивать брата, чтоб он принял ножик в подарок, и не дал брату выйти из келлии, пока не уговорил его принять понравившуюся ему вещь».

«Что же в этом особого? – скажет современный человек. – Подумаешь, подарить ножик… Мы бы хоть сотни таких ножей раздарили!» Но надо учесть, что иноки IV–V веков были лишены финансового снабжения и каких-либо благ цивилизации, они жили в далеком от людских поселений, пустынном месте, где нож являлся одним из главных орудий труда, а приобрести новое орудие было крайне трудно. Это то же самое, что современному человеку отдать главное орудие своего пропитания – допустим, водителю отдать автомобиль, а банкиру пожертвовать банком. Отдавая ближнему то, что жизненно необходимо тебе, ты, конечно же, проявляешь любовь.

Вот история из жизни знакомых людей. Светлана Н., добрая, отзывчивая женщина, работала завучем в престижном образовательном центре. Ее брат, увлекшись идеалами золотого тельца, допустил серьезные просчеты, не рассчитал свои коммерческие возможности и разорился. К тому же он взял под кредит иномарку баснословной цены. Пропустив положенный в договоре срок, он непомерно увеличил свой долг и оказался в кабальной зависимости. Светлана недавно по состоянию своего здоровья уволилась, средств к заработку не было, и, чтобы спасти брата, она продала собственную квартиру. Долги брата оказались покрыты, но сама Светлана уже вынуждена жить в крайне стесненных условиях.

Конечно, хотелось бы видеть, что Господь воздает за подобные жертвы благополучием и во внешней жизни. Но с позиций духовного мира, не внешняя жизнь имеет первостепенную ценность. По крайней мере, совершенно верно то, что люди безжертвенные носят в самих себе мучение, а жертвенным людям Бог подает утешение, причем утешение куда большее, чем иномарка, взятая под кабальный кредит.

 Подлинная любовь к ближнему познается по той внутренней боли, которая является в сердце, когда мы узнали о скорби ближнего. Отсутствие любви проявляет себя в равнодушии – этой тишине мрачного омута, поглощающего живые и чистые чувства. Если ваш ближний заболел и вы почувствовали скорбь как за себя самого, то вы любите ближнего. Если вы узнали, что у другого человека беда, и тут же подумали, что предпринять для помощи ему, то вы не лишены христианских чувств. Но если, услышав о случившейся неприятности, вы подумали: «Хорошо, что меня в тот момент рядом не было, чтобы нести его тягости», – значит, вы далеки от любви.

Вместе с тем любовь – это не только когда ты сострадаешь скорбящему, но и когда ты радуешься чужой радости. Увы, есть люди, которые готовы попереживать, услышав о бедствии ближнего: «Ой, уж и как тебе тяжело, и как мне тебя жалко-то». Но стоит им услышать о его благополучии, как их лица бледнеют, а сердца наполняются возмущением: «Так вот ты какой». Народная мудрость по этому поводу создала афоризм: трудно прощать чужие недостатки, но еще труднее прощать чужие достоинства.

Допустим, если я слышу, что кому-то дали литературную премию, и с досадой думаю: «А почему не мне?», то это уже эгоизм. Если же, услышав от близкого мне писателя, что он победил в международном конкурсе, я порадовался за него, то, стало быть, и я, слава Богу, не лишен, пусть и малой, крупицы любви. «Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими» (Рим. 12: 15), – говорил святой апостол Павел.

Понаблюдайте за собой, и вы точно поставите диагноз своим собственным внутренним чувствам. Суть же сказанного такова: радость о чужой радости есть верный признак любви к нашему ближнему.

Как еще заметить в себе христианское отношение к ближним? Если вы порадовались о ближнем, что ему, в отличие от вас, скажем, существенно повысили зарплату, что у него наступил в жизни успех, тогда как у вас неприятности, и вы прославили Бога за ближнего своего, то это, можно сказать, первые ростки христианской любви в вашей душе.

Напротив, отсутствие любви к ближним очень хорошо определяется по наличию в душе зависти. Зависть – всегда внутренний бунт: почему другой получил то, чего я не имею? Зависть – это самое очевидное, наглядное выражение эгоизма: всё только мне, а другим ничего. Так согрешил первый ангел, обладавший высочайшим могуществом и славой, но позавидовавший славе Творца и из-за этого всё потерявший. Так постоянно грешат и люди, думая, что кому-то лучше, чем им. В конечном итоге зависть есть самоуничтожение, ибо зависть – это неудовлетворенность заботой Божией о тебе и протест против того реального места, на которое Господь поставил тебя в твоей жизни. Потому среди десяти заповедей последняя направлена как раз против зависти: «Не желай жены ближнего твоего и не желай дома ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабы его, ни вола его, ни осла его, ни всего, что есть у ближнего твоего» (Втор. 5: 21). Итак, зависть – самая наглядная противоположность любви.

Без любви к ближнему невозможно любить Бога, «ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?» (1 Ин. 4: 20). А без любви к Богу невозможно спасение.

 Значит, кто не любит ближних, тот человек погибший?

Не будем отчаиваться. По крайней мере, если любви нет, ее можно взращивать. Каким же образом? Это объясняет преподобный авва Дорофей: «Спаситель говорит: “Возлюби ближнего твоего, как самого себя” (Мф. 22: 39). Не обращай внимания на то, как далеко ты отстоишь от этой добродетели, чтобы не начать ужасаться и говорить: “Как можно возлюбить ближнего, как самого себя? Могу ли я заботиться о его скорбях, как о своих собственных, и особенно о скрытых в его сердце, которых не вижу и не знаю, как свои?” Не увлекайся такими размышлениями и не думай, чтобы добродетель превышала твои силы и была неисполнима. Но положи начало с верою в Бога, покажи Ему твое произволение и старание – тогда увидишь помощь, которую Он подаст тебе для совершения добродетели. Представь себе две лестницы: одна возводит вверх на Небо, другая низводит в ад, а ты стоишь на земле между ними. Не думай и не говори: “Как я могу взлететь от земли и очутиться вдруг на Небе?..” Это, конечно, невозможно, да и Бог не требует этого от тебя, но берегись, чтобы не сойти вниз. Не делай зла ближнему, не огорчай его, не клевещи, не злословь, не уничижай, не укоряй. А позже начнешь мало-помалу и добро делать брату своему, утешая его словами, сострадая ему или давая ему то, в чем он нуждается. И так, поднимаясь с одной ступени на другую, достигнешь с помощью Божией и верха лестницы. Ибо мало-помалу, помогая ближнему, ты дойдешь до того, что станешь желать и пользы его, как своей собственной, и его успеха, как своего собственного. Это значит возлюбить ближнего твоего, как самого себя (Мф. 22: 39)».

Собственно, путь христианской жизни к этому и ведет, и автор не раз видел, как люди, ранее холодные, жесткие сердцем и беспринципные, воцерковляясь, изменялись даже лицом – в их глазах появлялись добро и любовь. А преподобный Макарий Великий объяснял это так: «Как пчела незаметно для людей строит соты в улье, так и благодать тайно созидает свою любовь в сердце человека, изменяя горечь в сладость, а жестокое сердце – в доброе. И как мастер по серебру, делая резьбу на блюде, постепенно покрывает его узорами и только после окончания своей работы показывает свою работу во всей ее красе – так и истинный Художник – Господь – украшает резьбой сердца наши и таинственно обновляет их, пока мы не переселимся из нашего тела, и тогда обнаружится красота нашей души».

Вот почему в жизни каждого из нас так важна аскеза, внутренняя работа над собой. Бог смотрит, прежде всего, на сердце человеческое, и значит, важно уделить внимание внутреннему очищению, чтобы в глубинах нашей души не затаились гордость, своенравие, жестокосердие и чтобы злые, нечистые мысли, словно разъяренные псы, не грызли наше собственное сердце. По внешнему виду мы все добропорядочны и вряд ли похожи на откровенных преступников, но в своей подлинной сути человек таков, каким он является, прежде всего, в своем сердце. Поэтому надо честно всматриваться в глубины собственной души, дабы увидеть тех внутренних церберов, которые превращают нашу душу в мрачный аид. А церберы эти проявляются в нас, когда мы общаемся с ближними.

Освобождая душу от оков страстей, мы освобождаем в сердце место для любви. Чистое сердце относится и к ближним чисто. Когда преодолено себялюбие, только тогда и возможна любовь к другим.

 

Валерий Духанин

Подавать или не подавать?

 Одна из главных добродетелей, как учат святые отцы,– рассуждение. Его можно применить ко всему, что мы делаем, в том числе и к делам милосердия. Всё: от помощи нищим на паперти до труда волонтера – требует разумного подхода, но порой очень трудно разобраться, как же следует поступать. О разумном милосердии рассуждает игумен Нектарий (Морозов).

Очень часто ко мне, как священнику, обращаются с таким вопросом: всегда ли должно подавать просящим милостыню на паперти в храме или на улицах? Люди моего и более старшего поколения помнят время, когда нищих, то есть оказавшихся за последней чертой бедности, на наших улицах вообще не было. И когда они только-только начали появляться в начале 1990-х годов, то каждый воспринимался как явление, непременно врезающееся в сердце, вызывающее чувство сострадания и желание помочь.

Но прошли годы, и нищие, бездомные люди на наших улицах, тем более рядом с нашими храмами, стали явлением уже совершенно привычным – настолько, что многие проходят мимо них, даже не замечая, как не замечают дерево, скамейку, фонарный столб. Но если человек не хочет совершенно очерстветь сердцем, он должен обязательно этих людей замечать и стараться не игнорировать их нужды.

Да, безусловно, мы знаем, что среди тех, кто просит на улицах, у храмов, есть люди, входящие в некую «пирамиду», «организацию» нищих, и они отдают большую часть того, что зарабатывают в течение дня, какому-то своему боссу. Но, во-первых, так бывает далеко не всегда, и не всегда мы можем «на глаз» определить, просит ли человек самостоятельно или он просит, будучи членом какой-то структуры. Но даже если он находится в «организованном преступном сообществе нищих», он всё равно голодный и бездомный, и, кому бы он ни отдавал деньги, ему всё равно нужна хотя бы какая-то сумма, чтобы этот день прожить. Это всё очень сложно: если мы ему не дадим денег и он не принесет в общую кассу необходимого минимума, его, возможно, будут бить или издеваться над ним – такое тоже бывает. Поэтому совсем отказывать в помощи деньгами таким людям, мне кажется, не стоит. И не стоит заниматься особенно сложными вычислениями. Лучше задаться вопросом, как действеннее всего помочь.

 Если человек пришел к нам

Вопрос «Как помочь?» постоянно встает перед настоятелями храмов, священниками, приходскими социальными работниками. Люди приходят и просят денег в непрерывном режиме. Зачастую просящий рассказывает уже всем знакомую историю: ехал из одного города в другой, его ограбили, отобрали паспорт, нужны деньги на билет. Такого рода вещи действительно порой происходят с людьми, которые живут не очень осмысленно и упорядоченно. И есть риск, что, оказавшись в другом городе, они в нем застрянут и превратятся в самых настоящих, как мы их сегодня называем, бомжей, с которыми в числе прочих изменений произойдет и выпадение из социума. И выпадение это может быть настолько фатальным, что человек уже сам не захочет возвращаться в социум, сколько его ни реабилитируй. Если же его отправить домой, то есть по крайней мере хоть какая-то надежда, что он не пропадет.

С опытом к нам пришло понимание, что деньги в руки таким людям давать нельзя, лучше купить билет и посадить на поезд. Правда, некоторые эти билеты умудрялись сдавать, выскочив в последний момент из поезда, и выручать за них хоть какие-то копейки. Сейчас мы, как правило, стараемся отправить человека на автобусе – в этом случае ему денег никто не вернет. Практика показывает, что если ему действительно надо ехать, то он едет, а если не надо, то он будет нам объяснять, что купит билет сам, что в данный момент уехать не может и прочее. На что мы отвечаем: «Когда сможешь, приходи».

И, конечно, такому человеку мы даем продукты, чтобы он мог пропитаться, и не важно, обманывает он нас или нет. Важно, что он в беде, раз пришел.

Что касается нищих на улице, им тоже можно посильно и разумно помогать. Во-первых, они чаще всего стоят в одних и тех же местах, и можно один день подать кому-то небольшую сумму, другой день так же, а потом просто взять конкретно для этого человека из дома продукты или одежду. Главное – понять, что, когда рядом с тобой находится человек, который нуждается в помощи, закономерно ему эту помощь оказывать. К этому естественному побуждению нужно свое сердце приучить.

Бывает так, что выходишь из дома, и тебе встречается один нищий, второй, третий, четвертый… и невольно возникает вопрос: «Неужели я должен дать всем деньги? У меня на всех не хватит!» Совершенно понятно, что человек должен соизмерять свое милосердие со своими возможностями. Если ты стеснен в средствах, то дай немного – сколько сможешь. И если кто-то в ответ на твою жертву кидает тебе деньги обратно и говорит, что мелкие не берет, не стоит обижаться или сокрушаться, просто конкретно этому нищему больше деньги давать не надо: они ему, видимо, не очень нужны.

В Евангелии сказано: «Просящему дай», и далее не следует указание: но сперва пойди разберись, выясни, не обманывает ли он тебя, действительно ли он нуждается. Однако не надо забывать и о здравом смысле. На мой взгляд, логичнее, например, дать деньги древней бабушке, которую даже ветер колеблет, нежели вполне крепкому и здоровому мужчине, без каких-то увечий и телесных недостатков, который может пойти работать хоть дворником, хоть грузчиком и заработать какие-то деньги.

Бывают ситуации, когда к нам в Саратов приезжают люди из других городов нашей области. Задаешь вопрос: почему человек не обратился в храм, который находится в его селе, а потратил деньги, в которых так нуждается, чтобы приехать сюда? И когда слышишь какие-то сложные объяснения этому, понимаешь, что здесь явно что-то не так. Нередко бывает, что людям вовсе не отказывают в помощи в родном селе, но они всё равно совершают такого рода объезды других храмов, потому что рассчитали, что это принесет им определенную прибыль.

Безусловно, мы не должны от людей отгораживаться территориальными или какими-то другими рамками: если человек пришел в наш храм, значит, именно нам надо постараться хотя бы в чем-то посильно ему помочь: нет денег – предложить одежду, еду. Но, тем не менее, естественно взывать к милосердию тех, кто находится рядом в повседневной жизни. Христианин же должен, прежде всего, тоже отзываться на просьбы тех, кто рядом. В каких-то ситуациях можно не просто дать деньги, а попытаться узнать, чем ты еще можешь помочь. Хотя тут очень важно быть разумным, чтобы не попасть в какую-то сложную ситуацию, – нужен определенный житейский опыт. Ведь иногда нищий на улице может оказаться и мошенником, и разбойником, и даже самым настоящим преступником, поэтому, безусловно, в свой дом его звать и там его прописывать не надо.

Мне задавали вопрос: правильно ли помочь личными средствами, если у какой-то организации или храма, куда обращается такой проситель, средств сейчас нет? и правильно ли в какой-то момент прекратить эту помощь, если проситель возвращается к тебе лично вновь и вновь? На мой взгляд, нужно действовать по силам: то есть твой избыток должен быть восполнением его недостатка (см.: 2 Кор. 8: 14). А если у тебя самого недостаток… В общем – по возможности.

 Пьяный на морозе

Если у вас машина, а лежащий на морозе пьяный не производит впечатления бездомного, отвезите его домой

Еще одна проблема, актуальная в основном для зимнего периода,– это люди, лежащие на улице в состоянии алкогольного опьянения. Здесь опять-таки нужно поступать по здравому смыслу. Если кто-то располагает машиной, а лежащий человек не производит впечатления бездомного, то надо попытаться выяснить, где он живет и куда его лучше отвезти. У меня был случай: как-то очень холодной зимой я вместе с братом ехал по улице и увидел такого лежащего человека. Возле него стояли какие-то люди, не зная, что делать. По виду это был не бездомный, не опустившийся человек, он просто находился в состоянии сильнейшего алкогольного опьянения. Я его поставил на ноги, как следует тряхнул и потребовал, чтобы он мне сообщил, где живет. У мужчины произошло некоторое пробуждение сознания, он мне вкратце ответил, а потом я просто достал из его кармана телефон, позвонил его маме, чтобы узнать адрес, затем мы погрузили этого человека в машину и отвезли домой – мама его была просто счастлива. Оказалось, что с мужчиной рассталась жена, он запил, потерял работу – это произошло буквально за несколько дней. Если бы мы его оставили лежать, он скорее всего замерз.

Если машины нет и нет возможности позвонить родственникам такого бедняги, то лучше всего вызвать «Скорую», не сообщая, что человек пьян, и по возможности дождаться ее. Часто бывает, к сожалению, что сотрудники «Скорой помощи» отказываются везти в больницу пьяных и уж тем более заядлых алкоголиков, наркоманов или бездомных, в таком случае можно снять и сотрудников «Скорой», и номер машины на мобильный телефон и отправить это видео в какое-нибудь интернет-издание, которое подобные свидетельства специально собирает и размещает у себя. Я уверен, что после нескольких таких публикаций с лицами, с номерами машин постепенно какое-то движение в сторону изменения отношения к пьяным начнется.

Замерзающим на улице человеком, кем бы он ни был, надо непременно заняться.

В любом случае замерзающим на улице человеком надо непременно заняться. При этом никто не запрещает проявить элементарную изобретательность и здоровую практичность, чтобы задачу существенно упростить. Например, если вам надо бежать на срочную встречу и вы удостоверились, что остаются здесь те, кто не бросит человека в беде, то стоит этим воспользоваться.

Помощь бездомным порой напоминает борьбу с ветряными мельницами, потому что они подчас находятся в состоянии такого распада личности, что не хотят ни работать, ни жить в нормальных условиях обычной жизнью, но вновь и вновь возвращаются на улицу. Я не провожу здесь какого-то разделения между теми людьми, которых надо спасать, и теми, которых не надо. Но бывало, что и раз пытались помочь, и два, и три, а человек, которого с мороза куда-то доставляли, опять на том же самом месте оказывался лежащим пьяным. И в какой-то момент приходила мысль, что твоя деятельность лишена, к сожалению, смысла, как это ни страшно. Но всё равно, мне кажется, вначале нужно приобрести какой-то опыт помощи людям, невзирая на их состояние, а потом ты волей-неволей научишься различать, когда какую помощь можешь оказать и когда она будет продуктивной.

Вообще же, к сожалению, наша задача очень часто заключается только в том, чтобы дать таким людям возможность прожить чуть дольше: кардинально изменить их жизнь удается крайне редко. Многие уже перешли определенную черту и назад не вернутся. Они живут уже совершенно в другом мире и по другим законам. Бывает, что кто-то сетует: мы даем им деньги, а они пьют. Плохо, конечно… Но зимой это для них становится одним из способов выживания – едва ли не самым действенным для тех, кто лишен какого бы то ни было приюта.

 Кормить голодных, посещать больницы и темницы?

В евангельском отрывке о Страшном суде мы видим, что осуждаются люди, которые не накормили голодных, не напоили жаждущих, не посетили страждущих в больницах и в тюрьмах. Как современному человеку можно такой вины избежать? Если у человека есть достаточные средства и достаточное время, он может идти туда, где нуждаются в помощи: в учреждения для детей-сирот или престарелых, в тюрьмы, в семьи, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации,– и эту помощь оказывать.

Если же человек вынужден много работать и у него не так много средств, то ему, наверное, надо довольствоваться теми случаями, которые Сам Господь посылает. А они нашему взору предстоят практически каждый день. И совершенно естественно, когда всё начинается с помощи тем неимущим, которые есть в храме и вокруг храма, когда для этой помощи прихожане могут как-то объединиться и один сделает одно, другой сделает другое, третий сделает третье. Потому что, безусловно, благородное и важное дело – спасать от голодной и холодной смерти бездомного человека, который в таком положении оказался, но, наверное, еще более важное дело – это тому человеку, который может в таком положении тоже оказаться, не дать вниз скатиться. Тогда мы его действительно спасем. В любом случае, если человек ищет такой деятельности и сердце его болит об этом, то Господь непременно пошлет ему возможность и случаи кому-то помощь оказывать.

 Игумен Нектарий (Морозов)

Подготовила Инна Стромилова

18 ноября 2015 года