Фаддей Витовницкий2

 О книге Фаддея Витовницкого «Мир и радость в Духе Святом»

  В старце Фаддее Витовницком сошлись    традиции валаамцев, оптинцев и горняцко-туманских исихастов — учеников синайских исихастов. Поучения старца Фаддея Витовицкого крайне просты: большей частью почти «примитивные» афоризмы, однако несущие евангельскую мудрость, полные смирения и любви. Вот несколько высказываний старца Фаддея Витовницкого: Душа, которая предала себя воле Божией, ничего не боится и ничем не смущается. О всем, что происходит, она говорит: так хочет Бог. Главнейшее в духовной жизни — хранить сердце в мире. Даже наименьшая мысль, которая не основана на любви, разоряет мир. Богу приятны смиренные и кроткие душою. Они не гневаются, когда их обижаешь, они полны доброты и мира. Лучше петь, чем причитать. Пой. Народ говорит: тот, кто поет, о зле не думает. Только любовь и благость спасают и человека, и весь мир. Ничего никогда не добиться насилием. Силой можно только вызвать отпор и ненависть. Страх Божий — это не животный страх сего мира. Тот есть адское свойство. Жизнь наша постоянно в страхе: что случится завтра, в будущем? Страх же Божий [подобен тому], когда вы кого-нибудь от сердца любите, то следите, чтобы всем своим бытием, не только словами и делом, но и мыслями не обидеть, не огорчить его. Крепкая вера в душе человека неминуемо вызывает и требует молитвы, а многолетняя, горячая молитва непременно рождает любовь. А цель человеческой жизни — не что иное, как очищение сердца, чтобы оно воспело радостно. Молитва сердца ведет к радости сердца. А радостному человеку ничто не в тягость, ибо он исполнен любовью. Бог — Мир, Бог — Утешение и Радость всем …Мы маленькие и слабые и поэтому постоянно должны просить помощи у своего Родителя, чтобы Он нам помог. Что нам еще нужно в эти безумные времена, кроме мира в сердцах и умах, мира от Бога? Такой мир дает кротость нашим мудрым святым старцам, которые не позволяют людям, чтобы к ним обращались как к божествам и идолам. В этом большая разница между настоящими духовниками и новоиспеченными «прозорливцами». Наши планы и интересы запутывают нам жизнь — то одно, то другое, третье, четвертое… Нам кажется, что мы ничего не добьемся, если ничего не будем планировать, продумывать, предпринимать. Конечно, мы должны по совести работать и трудиться, но без спешки, потому что именно в спешке враг берет над нами верх. В суете мы не обращаем внимания на то, что мы кого-то обидели, или ущемили чьи-то интересы, или помешали кому-то, — все нам некогда, мы заняты своими планами… И так всю жизнь согрешаем перед ближними. А когда согрешаем перед ближним, согрешаем и перед Богом, потому что Господь таинственно почивает во всякой душе. Как мы относимся к ближнему, так мы относимся и к Богу. И нам невдомек, что мы сбились с доброго пути, если мы с любовью относимся только к тем, кто нас любит. Мы должны быть сынами света, чадами Христовыми с Его нравом — миролюбивыми, добрыми и полными любви. Хороший плач полезнее тридцати успокоительных таблеток Мирная душа, пребывающая в Господе, готова обо всем плакать, когда видит страдания животных, растений, людей, — она за всех страдает, не может сдержать слез. Это значит, что в этой душе обитает благодать Божия, и это благодатные слезы, дарованные Богом. Это спасительные слезы. Они ведут душу к смирению, совершенству христианской жизни. А озабоченность препятствует этому. Знаете, хорошо Господь сказал, чтобы мы не обременяли себя пищей, питием и заботами сего мира.

 

Николай Сербский Миссионерский письма

  О книге святителя Николая Сербского «Миссионерские письма»

 «Миссионерские письма» сербского Златоуста, владыки Николая (Велимировича) - замечательный и в своем роде непревзойденный памятник духовной литературы XX века. Трудно сравнить с чем-либо еще разнообразие адресатов и остроту вопросов, на которые даются ответы в этих письмах. С профессором и железнодорожником, с садовником и протестантским пастором, с верующим и сомневающимся, с бедным и богатым на равных говорит Владыка, с равной любовью отзываясь на вопрошания дерзкие и смиренные, каждый раз находя необходимые, яркие, запоминающиеся слова. Поистине эта книга - одна из лучших современных апологий святого Православия, где в каждом отрывке - отблеск «золота, переплавленного семью Вселенскими Соборами».

 К русскому читателю

 Перед вами сборник писем одного из известнейших епископов, проповедников и мыслителей Сербской Церкви — Николая Велимировича.

 Православный писатель, создавший такие произведения, как беседы «Над грехом и смертью», «Омилии», «Охридский пролог», «Нагорные проповеди», «Слово о Всечеловеке», оставивший после себя и много других подобных духовных жемчужин, отвечает на вопросы верующих. К сожалению, из множества писем сохранилось лишь около трехсот.

 Их ценность и красота заключаются в том, что великий знаток человеческой души, православной веры и всех областей земного человеческого бытия объяснял глубочайшие мысли и истины просто и доступно, объяснял их каждому богоискателю, несмотря на его возраст и степень образованности.

 Его стиль — поэзия, язык чист, как горный родник. Он сам — носитель святоотеческого Православия, золота, переплавленного в семь Вселенских Соборов.

Ответы на самые разнообразные вопросы, мучающие немощного человека, непосредственность речи, глубокие мысли и убедительная сила языка автора и в наши дни делают эту книгу лучшей духовной хрестоматией сербского народа.

 «Миссионерские письма» спасли множество сербских душ от блужданий по пустым нивам, где царит духовный голод, от отпадения от святоотеческого Православия, от уныния и отчаяния в тяжелейших условиях рабства и частых войн.

 Под влиянием этой книги была создана «Народная православная христианская община», которую возглавил сам владыка Николай, насчитывавшая более двухсот тысяч зарегистрированных членов и внесшая неоценимый вклад в сохранение веры и нравственности в Сербии.

 С сердечным теплом мы передаем эту книгу в руки русского читателя, передаем ее братскому русскому народу с надеждой, что она еще больше сблизит нас в нашем святом и прекрасном Православии.

   Епископ Шабацко-Валевский Лаврентий

 

 Феофелакт Болгарский толкование на Евангелие

  «Толкование на Святое Евангелие» блаженного Феофилакта Болгарского

  Едва ли можно постигнуть безмерную глубину Священного Писания без опытного наставника. Никогда не оскудевала церковь Христова такими учителями, один из которых — блаженный Феофилак Болгарский. Его «Благовестник»-толковое Четвероевангелие, написанное на греческом языке и переведенное в Болгарии на славянский стало широко известно в России и до сих пор пользуется непререкаемым авторитетом.

 

Беседы на Евангелие от Марка Василия Кинешемского

  «Беседы на Евангелие от Марка» священоисповедника Василия Кинешемского

  Как трудно подчас нам оценить всю глубину Слова Божия без мудрого пастыря и наставника. Одним из таких духоносных наставников является священномученик Василий, епископ Кинешемский (в миру Вениамин Сергеевич Преображенский, 1876-1945). Главной своей архипастырской задачей он ставил православное просвещение. Всесторонне и глубоко исследовав Священное Писание, он избрал предметом своих размышлений Евангелие от Марка. Священномученик Василий Кинешемский рассматривает его в качестве духовно-нравственной основы бытия человеческой личности. Поэтому эта книга получилась своеобразным учебником духовной жизни христианина.

   

 Отец Арсений

  Предисловие к четвертому изданию

  После первого издания книги “Отец Арсений” прошло семь лет. За это время она неоднократно переиздавалась на русском языке, три раза – на греческом, на английском, готовятся издания и на других языках. Ее благотворное влияние на души наших современников огромно, многие благодаря этой книге обрели христианскую веру.

 Но нашлись и скептики, заявившие даже в печати, что книга “Отец Арсений” – роман, главный герой которого является собирательным образом, а рассказы, из которых он состоит, – художественный вымысел. Эти попущенные Промыслом Божиим сомнения побудили человека, лично знавшего отца Арсения, Владимира Владимировича Быкова, написать свои воспоминания, помещенные в настоящем издании в качестве Послесловия.

 Отец Арсений в последние годы жизни постоянно благословлял своих духовных чад записывать рассказы приезжавших к нему и свои собственные воспоминания, повествующие о том, как Бог помог обрести веру и пройти жизненный путь. Старец высказывал уверенность в том, что со временем эти записи помогут другим людям найти Бога, и выражал желание, чтобы будущий сборник был назван “Путь к вере”. С таким названием была напечатана четвертая часть в третьем издании книги, выпущенном в 1998 г. Материалы четвертой части были собраны и переданы в Православный Свято-Тихоновский Богословский Институт В. В. Быковым. Но Владимир Владимирович сообщил, что есть еще воспоминания, которые авторы или их потомки пока что не давали для опубликования. В ответ на наши усиленные просьбы Владимир Владимирович снова стал настойчиво уговаривать владельцев драгоценных рукописей передать их для нового издания. Так появилась пятая часть книги, названная нами “Возлюби ближнего своего”. Она содержит шестнадцать неизданных прежде рассказов духовных детей отца Арсения, его солагерников и его собственных. В них находится много новых сведений о жизни о. Арсения, появляются подлинные имена близких к нему людей (А. Ф. Батурина, А. Ф. Берг, Юрий и Кира Бахмат и др.). Впервые издаваемые тексты сообщают нам о поездках отца Арсения к епископу Афанасию (Сахарову), о его связи с протоиереем Сергием Орловым (в тайном постриге – иеромонах Серафим), с протоиереем Александром Толгским, протоиереем Всеволодом Шпиллером. Оказывается, целый ряд хорошо известных нам людей, теперь уже почивших, близко знали отца Арсения и тайно общались с ним (Д. И. Мелихов, Т. Н. Каменева, Л. А. Дилигенская и др.). Нас не должна удивлять такая искусная и строгая конспирация – в новых воспоминаниях рассказывается, как жила духовная община отца Арсения в годы гонений и в последний период его жизни в Ростове Великом, как училась беречь свою тайну. Эта тайна и теперь еще не полностью открылась – мы не знаем подлинного мирского имени отца Арсения, не нашли названия храма, где он служил в Москве. Но мы благодарим Бога за благодатный дар приобщения к великому пастырскому подвигу замечательного старца и дивного чудотворца, столь близкого к нам по времени.

 

 Архиепископ Лука, я полюбил страдания

  Вашему вниманию предлагается автобиография священноисповедника архиепископа Луки Крымского (Войно-Ясенецкого), имя которого было внесено в Собор новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания.

 «О Мать моя, поруганная, презираемая Мать, Святая Церковь Христова! Ты сияла светом правды и любви, а ныне что с тобой? Тысячи и тысячи храмов твоих по всему лицу земли Русской разрушены и уничтожены, а другие осквернены, а другие обращены в овощные хранилища, заселены неверующими, и только не многие сохранились. На местах прекрасных кафедральных соборов — гладко вымощенные пустые площадки или театры и кинематографы. О Мать моя, Святая Церковь! Кто повинен в твоем поругании? Только ли строители новой жизни, церкви земного царства, равенства, социальной справедливости и изобилия плодов земных? Нет, должны мы сказать с горькими слезами, не они одни, а сам народ. Какими слезами оплатит народ наш, забывший дорогу в храм Божий?» — так говорил архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий).

 Книга, которую вы видите, имеет своей целью познакомить вас со светлой личностью архиепископа Луки, профессора хирургии, лауреата Государственной премии. На его долю выпало то, что пережил любой русский православный архиерей первой половины XX века: поношения, тюрьмы, лагеря, ссылки, изгнания, пытки. Пройдя весь этот коммунистический ад, архиепископ Лука остался верен исповеданию истины, и, где бы он ни был: в застенке, на кафедре, за операционным столом,— он был носителем слова: Так да просветится свет ваш пред людьми, чтобы видели ваши добрые дела и прославили Отца вашего, Который на небесах (Мф. 5; 16).

 

Отечник Игнатий Брянчанинов

 Внимательное чтение этих изречений и повестей навевает на читателя — как из рая — из первых веков христианства благоухание святой простоты и истинного служения Богу, осененных обильно Божественною благодатию. Оно может направлять деятельность монаха на истинный путь Богоугождения, доставляя на эту деятельность самые верные взгляды; оно может приносить утешение в разнообразных скорбях, восстающих в душе монаха, — устремляющихся на него извне; им может питаться и поддерживаться мирное и молитвенное настроение монаха, как елеем питается и поддерживается горение светильника.

 Кто усвоит себе предложенное здесь учение Отцов, тот, находясь и среди общества человеческого, стяжет сердечное безмолвие. Кто же останется чуждым этого учения, тот и в уединеннейшей пустыне, и в неисходном затворе, будет возмущен молвою помыслов и живописью мечтаний, будет проводить жизнь мирскую.

 Приводится сердце в безмолвие душевным деланием, соединенным с болезнованием или плачем сердца. Постараемся привести сердце в безмолвие: в этом — сущность монашеского подвига. От сердечного безмолвия рождается истинное смирение: истинное смирение соделывает человека обителиею Бога.

 Наставят на такой подвиг изречения Отцов, примеры точного исполнения евангельских заповедей, составляющего отличительную черту их деятельности. Кратки и просты изречения; деятельность Отцов — деятельность младенцев о Господе; но и изречения и деятельность их имеют глубокий смысл и глубокое значение. Они драгоценны, как плоды святого опыта, как точное, непорочное выражение воли Божией. К некоторым изречениям и повестям присовокуплены объяснения: потому что смирение Отцов, нравственные правила и учения их не всегда ясны для незнакомых с духовною монашескою жизнию.

 Братия, читайте и перечитывайте предложенное здесь учение! Вскоре вы усмотрите в нем чудное свойство: оно преисполнено жизни и силы; оно — присно-юно: оно читается каждый раз, как бы читалось в первый раз, изливая в душу читателя обильные струи духовного разума и благодатных ощущений.

 

Феофан Затворник

  Свт. Феофан известен не в последнюю очередь за исповедание существования мытарств— «Как ни дикою кажется умникам мысль о мытарствах, но прохождения их не миновать».

 Размышляя над тем, каким образом молитваверующего человека доходит до святых, которым она обращена, Феофан сравнивал восприятие молитвы с действием электрического телеграфа: «Когда истинная молитва — сердечная — подвигнется в душе, тогда она по той стихии, воздействуя на неё, как лучом света пролетает до святых и сказывает им, чего мы хотим и о чём молимся. Между нашею молитвою и услышанием нет промежутка — только надобно, чтоб молитва шла из сердца. Оно у нас и есть телеграфный для неба снаряд. Те же молитвы, кои не из сердца, а из головы только и с языка идут, не дают луча, восходящего на небо, и не бывают слышны там. Да это и не молитва, а только приёмы молитвенные».

 В одном из своих писем (от 3 мая 1881 года) писал: «У вас там, — и всюду — охают и охают. Беда! беда! и беда видна. Но никому в голову не приходит — загородить и завалить источник беды. Как шла французская революция? Сначала распространились материалистические воззрения. Они пошатнули и христианские и общерелигиозные убеждения. Пошло повальное неверие: Бога нет; человек — ком грязи; за гробом нечего ждать. Несмотря однако на то, что ком грязи можно бы всем топтать, у них выходило: не замай! не тронь! дай свободу! И дали! Начались требования — инде разумные, далее полуумные, там безумные. И пошло всё вверх дном. Что у нас?! У нас материалистические воззрения всё более и более приобретают вес и обобщаются. Силы ещё не взяли, а берут. Неверие и безнравственность тоже расширяются. Требование свободы и самоуправства — выражается свободно. Выходит, что и мы на пути к революции. Как же быть? Надо — свободу замыслов пресечь — зажать рот журналистам и газетчикам. Неверие объявить государственным преступлением, материальные воззрения запретить под смертною казнью. Материальные воззрения чрез школы распространяются. Лапласовская теория самообразования мира с прибавкою Дарвиновских бредней идет в уроках. После школы и в письмена она вошла, и всюду приносит плод неверия. Кто виноват в этом? Правительство. Оно позволило. Следовательно, кому следует всё это пресечь? Правительству. Прикажет и всё исправится».

 В преддверии Русско-турецкой войны 1877-1878 годов, в декабре 1876 года писал А.В. Рачинскому: «Зачем это наши, переходя за Дунай, всегда возятся с крепостями?! Мне думается, что, перешедши за Дунай, надобно около крепостей устроить только сильную блокаду, чтобы турки не могли оттуда носа показать; действующею же армиею идти далее без остановки, — чрез Балканы - Константинополю. Войско около крепостей всё будет цело: ибо турки побоятся делать нападения. Надо только устроить, чтоб оно в здоровых местах расположено было, и продовольствие получало достаточное. А чрез взятие-то крепостей сколько народа гибнет! Думается, флот при этом должен будет оставить Чёрное море и упрятаться в Босфор и Мраморное море из опасения быть тут заперту без пищи и пития Исповедую грех свой, что взялся не за своё дело, излагая всё сие. Но меня сильно занимают эти мысли вот уже сколько времени».

 В 1954 году, к 60-летию преставления святителя, епископ Русской православной церкви за границей Аверкий (Таушев) писал о его значении: «Феофан находясь в глубине своего затвора, ещё в 60—70 годах прошлого столетия прозревал духом своим то страшное бедствие, которое надвигалось на не устоявший в верности своему св. Православию русский народ, предощущал ту жуткую кровавую бездну, в которую он катился. Всё предреченное Епископом Феофаном, как мы видим теперь, исполнилось. Исполнилось и предречение свят. Феофана о том, что „вновь пошлёт Господь на нас таких же учителей наших, чтобы привели нас в чувство и поставили на путь исправления“, ибо „таков закон правды Божией: тем врачевать от греха, чем кто увлекается к нему“».

 Одни из многочисленных трудов Феофана Затворника:

  •  «Путь ко спасению»;
  • «Письма к разным лицам»;
  • «Евангельская история о Боге Сыне»;
  • «Избранные проповеди в дни Великого поста»;
  • «Начертание христианского нравоучения»;
  • «Мудрые советы ищущим спасения»;
  • «Наши отношения к храмам»»
  • «Уроки из деяний и словес Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа»»;
  • «Душа и Ангел»;
  • «Внутренняя жизнь»;
  • «Полезные советы православному христианину»;
  • «Душеполезные поучения»;
  • «Что есть Духовная жизнь и как на нее настроиться?»;
  • «Наставления в духовной жизни»;
  • «Слова на Господские, Богородичные и торжественные дни».

 

Игнатий Брянчанинов Избранные творения

 Значение духовного наследия святителя Игнатия (Брянчанинова) для современных христиан трудно переоценить. Уже полтора столетия творения выдающегося православного писателя, проповедника, опытнейшего духовника, глубоко образованного богослова и строгого аскета наставляют на узком и тернистом пути тех, кто ищет спасения - монахов и мирян, людей глубоко во-церковленных и новообращенных, разносторонне образованных и совсем простых. Яркий, образный язык его творений хорошо понятен нынешним читателям.

 В данный сборник избранных творений святителя Игнатия вошли отдельные главы из его основополагающих трудов «Аскетические опыты» и «Аскетическая проповедь», а также богословский трактат «Слово о смерти». В них излагается учение святых отцов о вере, молитве, посте, о евангельских заповедях и блаженствах, о покаянии, смирении, борьбе со страстями, любви к Богу и ближним и т.д. Надеемся, книга будет полезна и тем, кто делает в храме свои первые шаги, и тем, кто уже долгое время ведет церковную жизнь, пробудит покаянное чувство и укажет, как в жизненном водовороте современный человек может сохранить верность Христу.

  

Душеполезные поучения Аввы Дорофея

Поучения аввы Дорофея являются начальной книгой вступивших на путь духовного делания. Простые советы, как поступить в том или ином случае, и тончайший анализ промыслов и движений души являются надежным руководством для тех, кто решил опытным путем читать творения аввы Дорофея. Иноки, начав читать эту книгу, не расстаются с ней всю жизнь.